История вопроса 

Уже более 50 лет МЭ, как и его предшественник "Комиссия по атомной энергии", вынуждено сохранять баланс по двум принципиальным вопросам. С одной стороны, мы должны привлекать лучшие умы, насколько это возможно, для ведения самых передовых научных исследований, составляющих сердцевину миссии МЭ в сфере национальной безопасности и обороны. Мы также должны обеспечить распространение результатов этих исследований, составляющих сердцевину миссии МЭ в сфере национальной безопасности и обороны. Мы также должны обеспечить распространение результатов этих исследований таким образом, чтобы они имели различное применение, которое потребуется для нашей национальной безопасности. У этой дилеммы нет простого решения, которое помогло бы гармонично согласовать эти два противостоящие друг другу направления. 
 
Обсуждение вопроса о том, нужно ли вообще и в какой степени следует использовать полиграф как инструмент для отбора претендентов на допуск к нашей особо оберегаемой информации, является лишь малым проявлением этого длительного противостояния. Всё началось в 1988 г., когда Конгресс США принял "Акт о защите работников от полиграфа". Этот закон в целом ограничил возможности работодателей использовать полиграф при отборе кандидатов на работу. Конгресс, однако, ввёл три важных исключения. Первое, Конгресс постановил, что вводимые законом запреты не будут применимы к Правительству США и другим государственным работодателям в части их отношений со своими рабогтниками. Второе, Конгресс специально дал право Федеральному правительству применять полиграф в отношении всех организаций-подрядчиков Министерства обороны и их наёмных работников, а также всех организаций-подрядчиков МЭ и их наёмных работников, привлекаемых для работ в области военнного использования атомной энергии. Наконец, Конгресс специально предоставил право Федеральному правительству применять полиграф в отношении всех организаций-подрядчиков и их наёмных работников, работающих на разведывательные ведомства, а также любых других организаций-подрядчиков и их работников, чьи обязанности включают доступ к совершенно секретным сведениями или к информации, доступ к которой ограничен специальными программами. 
 
В феврале 1998 г. президент Клинтон издал директиву № 61. Эта секретная директива, которая называлась "Контрразведывательная дпрограмма Министерства энергетики США", предписывала МЭ усилить защиту особо важной информации, связанной с некоторыми оборонными программами, путём введения целого ряда улучшений в систему его контрразведывательного обеспечения. Одним из таких изменений было использование тестирований на полиграфе при отборе кандидатов, получавших допуск к этой информации.

Во исполнение указанной директивы, после её частичной реализации на основании внутреннего приказа, касавшегося только федеральных служащих, 18 августа 1999 г. МЭ подготовило нормативный акт "Правила тестирования на полиграфе", который должен было определять порядок использования полиграфа для скрининга персонала. В соответствии с этим документом работники предприятий МЭ, работники организаций-подрядчиков, в т.ч., федеральные служащие, имеющие доступ к секретной информации и материалам, а также кандидаты на такие должности должны были проходить контрразведывательное тестирование на полиграфе непосредственно перед получением первичного доступа к такой информации и материалам, а в последующем - через каждые 5 лет. 
 
В "Законе о расходах на национальную оборону в 2000 финансовом году" Конгресс установил, что МЭ должно применять контрразведывательное тестирование на полиграфе в отношении всех своих сотрудников, консультантов и работников организаций-подрядчиков, участвующих в "особо секретных программах", до получения ими допуска к этим программам, к числу которых Конгресс отнёс "Программы обеспечения собственной безопасности".
 
18 января 2000 г. МЭ завершило работу над "Правилами тестирования на полиграфе", в которых был определён круг лиц, имеющих доступ к указанным программам, а также другие категории работников, для которых процедура скрининга является обязательной. Позже, 30 октября 2000 г. Конгресс принял "Закон о расходах на национальную оборону в 2000 финансовом году", в соответствии с которым к существующему перечню были добавлены работники МЭ, консультанты и работники организаций-подрядчиков, которые участвуют в программах, использующих "уязвимую служебную инфомрацию", а также все остальные категории персонала, для которых требование прохождения скрининговой процедуры с использованием полиграфа было уже установлено предшествующими нормативными актами. 

Спустя два года в "Законе о расходах на национальную оборону в 2002 финансовом году", принятом 28 декабря 2001 г., Конгресс потребовал от Министра энергетики подготовить и законодательно утвердить новую программу использования полиграфа в контрразведывательных целях внутри МЭ. Конгресс постановил, что целью новой программы должна быть минимизация возможности утечки и раскрытия секретных данных, материалов или информации. Конгресс также дал указание министру при подготовке нормативной базы для новой программы использовать результаты к тому времени ещё не завершённого исследования, которое проводилось Национальной Академией Наук (НАН). Это исследование проводилось по контракту, заключённому между МЭ и НАН в ноябре 2000 г., в рамках которого МЭ дало поручение НАН провести анализ проведённых исследований точности (валидности) и надёжности тестирования на полиграфе, особенно применительно к процедуре скрининга персонала в целях обеспечения безопасности. Конгресс обязанл МЭ подготовить новый нормативный документ по использхованию полиграфа не позднее, чем через 6 месяцев после публикации отчёта НАН. 
 
Результаты исследования НАН, озаглавленные "Полиграф и Детекция Лжи" (далее Отчёт НАН), были опубликованы в октябре 2002 г. 14 апреля 2003 г. МЭ опубликовало Проект нового нормативного акта (68 FR 17886). В этом Проекте МЭ информирует о своём твёрдом намерении продолжать существующую программу использования полиграфа и соблюдать установленные в ней нормы в рамках Новых правил. Как заявил Министр энергетики после опубликования Проекта, он "считает, что в настоящее время является правильным" сохранит существующую систему " с учётом текущей обстановки в области национальной безопасности, продолжающихся военных действиях в Ираке и борьбы с терроризмом". В то же время Министр признал, что в долговременной перспектвие всё же потребуются определённые изменения. Таким образом, открыто выразив свою позицию, МЭ обратилось к обществу с предложением высказать своим замечания и комментарии по Проекту до 13 июня 2003 г. Министр также обратился с личным письмом ко всем директорам национальных лабораторий с просьбой высказать свои взгляды и комментарии в отношении предложенного нормативного документа. 
 
Полученные МЭ отзывы в основном содержали критику предложения сохранить существующий порядок использования полиграфа. Особое внимание в комментариях уделялось предложению МЭ, несмотря на результаты Отчёта НАН, продолжать обязательный полиграфный скрининг работников при отсутствии конкретных инкриминируемых фактво или других обоснованных причин проведения тестирования на полиграфе. В некоторых отзывах предлагалось проводить "скрининг по принципу "случайного выбора" (ыборочный скрининг) как альтернативу обязательному скринингу. В других комментариях высказывались опасения в отношении адекватности мер правовой защиты, имеющихся в законе "10 CFR разд. 709", против неправомерных действий в отношении персонала на оснвое неблагоприятных результатов тестирования на полиграфе. Некоторые комментарии со стороны менеджмента лабораторий МЭ, занимающихся разработкой оружия, выражали озабоченность в отношении возможного негативного влияния программы использования полиграфа в контрразведывательных целях на моральное состояние работников и процесс подбора персонала.
 
По завершении публичного обсуждения Проекта новой программы, МЭ ещё раз провело тщательный анализ существующей политики в области использования полиграфа и истории её развития, Отчёта НАН, а также всех внешних и внутренних комментариев и замечаний, поступивших после опубликования документа в апреле 2003 г. Завершив эту работу, 7 января 2005 г. МЭ опубликовало обновлённый Проект программы изучения и оценки персонала в контрразведывательных целях "70 FR 1383". Этот проект предлагал новую обязательную программу контрразведывательного (далее - КР) изучения и оценки персонала, включающую обязательную процедуру скрининга на полиграфе всех лиц, имеющих "постоянный доступ" к наиболее оберегаемой информации МЭ, особенно к сведениям, появляющимся внутри МЭ и имеющим гриф "особой важности", "совершенно секретно", "ограниченный доступ" и "информация национальной безопасности". Предложенные правила, как и действующий порядок использования полиграфа, требовали обязательное КР изучение и оценку, а также КР тестирование на полиграфе персонала перед первичным полученеим допуска к закрытой информации и в последующем через определённые интервалы времени, не превышающие пяти лет. Приннимая решение о продолжении обязательного скрининга на полиграфе, МЭ исходило из того, что сделанный в Отчёте НАН вывод об использовании полиграфа как инструмента скрининга касается только тех случаев, когда результаты тестирования являются единственным аргументом при принятии решения о допуске. В Проекте указывалось, что фактически Отчёт НАН признаёт, что использование полиграфа как исследовательского инструмента совместно с другими методами изучения может значительно уменьшить проблемы, которые в Отчёте НАН связывают с процедурой скрининга на полиграфе. В Проекте подчёркивалось, что предлагаемые правила делают абсолютно ясным тот факт, что тестирование на полиграфе является только одним из элементов системы, которая используется для контрразведывательного изучения и оценки персонала. Анализ личного дела и, где это необходимо, собеседование, изучение кредитной истории, анализ финансового состояния, анализ зарубежных поездок и контактов с иностранцами - всё это будет использоваться совместно с полиграфом. МЭ также предложило программу КР изучения и оценки персонала на оснвое случайного выбора, включая использование полиграфа, с профилактической целью создания "атмосферы угрозы" для потенциальных нарушителей КР режима, однако с минимальным разумным процентом или количеством лиц, к которым в действительности эта процедура будет применена. В дополнение к программам обазатлеьного и выборочного скрининга МЭ также предложило использовать полиграф для процедения "целевых" расследований конкретных фактов, событий или обстоятельств, относящихся к сфере КР обеспечения и имеющих чёткую связь с зарубежными интересами. Это предложение появилось также благодаря Отчёту НАН, В котором подчёркивалось, что такое направление использвоания полиграфа является единственным, имеющим наиболее сильную поддержку в известной научной литературе. Проект также предусматривает возможность проведения тестирования на полиграфе по инициативе работника в тех случаях, когда речь идёт о расследовании конкретных фактов и событий.