Комиссарова Я.В. Прикладные аспекты использования полиграфа в уголовном судопроизводстве России

Прикладные аспекты использования полиграфа в уголовном судопроизводстве России
 
Источник: Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: материалы международного научно-практического форума / Под ред. В.Н. Хрусталева, Л.Н. Иванова. – Саратов: СЮИ МВД России. – С. 3-10.

История использования «детектора лжи» в СССР и на постсоветском пространстве интересна и поучительна. Однако в современной России более актуален вопрос о правовых и научно-методических основах применения полиграфа в уголовном судопроизводстве. К сожалению, потенциал, накопленный за годы работы с полиграфом в КГБ СССР – ФСБ РФ и других подобных ведомствах, по вполне понятным причинам, как правило, не может использоваться в гражданском обществе, что называется, напрямую, без соответствующей «легализации». В связи с этим представляют интерес доступные вниманию широкой общественности наработки в области полиграфологии, имеющиеся в государственных учреждениях, созданных с целью оказания содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному уголовному делу.
Система судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ включилась в дискуссию по «проблеме полиграфа» (если можно так выразиться) в 1997 году, когда по инициативе начальника Саратовской ЛСЭ Г.С. Шостака в лаборатории началось освоение новой формы содействия правоохранительным органам, оказания помощи государственным учреждениям, организациям различных форм собственности, а также гражданам - проведение психофизиологического исследования с использованием полиграфа (далее – ПФИ). 
…Первоначально, учитывая специфику деятельности экспертного учреждения, руководствуясь требованиями ст. 70 (собирание доказательств) действовавшего на тот период УПК РСФСР, заявки от правоохранительных органов на проведение ПФИ в Саратовской ЛСЭ в ходе предварительного расследования оформлялись запросом за подписью следователя. Результаты ПФИ в отношении конкретного субъекта судопроизводства излагались в заключении специалиста, которое направлялось следователю вместе с заявлением данного субъекта о добровольном согласии на участие в процедуре, написанном в присутствии полиграфолога. Заключение и заявление приобщались к материалам уголовного дела, а факт проведения ПФИ отражался в соответствующих процессуальных документах. Вместе с тем, изучение уголовно-процессуального законодательства показало, что заключение полиграфолога, вполне отвечает требованиям, предъявляемым к документам как к доказательствам, и могло бы в соответствии со ст. 88 УПК РСФСР рассматриваться в качестве такового. В Саратовской ЛСЭ была обоснована возможность введения заключения специалиста-полиграфолога в материалы уголовного дела в качестве документа – источника доказательств. Следователи органов прокуратуры Саратовской области, при наличии достаточных к тому оснований, стали приобщать к материалам уголовных дел заключения, составленные автором статьи, и ссылаться на полученные в результате ПФИ сведения в обвинительном заключении1.
Прецеденты использования полиграфа при производстве комплексных экспертиз (прежде всего, психолого-психофизиологических), а затем самостоятельно - в «ранге» психофизиологической экспертизы стали значительным шагом вперед в деле адаптации ПФИ в российском уголовном судопроизводстве1. 
В мае 2003 года согласно Приказа № 114 Министерства юстиции РФ в Перечень экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, была включена психологическая экспертиза, до того проводившаяся в системе СЭУ МЮ РФ более 20 лет. Род экспертизы был определен как «психологическая», а экспертная специальность названа «Исследование психологии и психофизиологии человека». Таким образом, придание судебно-психологической экспертизе «официального статуса» предопределило возможность производства ПФИ в СЭУ МЮ РФ2.
Данное обстоятельство способствовало тому, что в 2003 году при поддержке прокуратуры Саратовской области, принимая во внимание высокую эффективность психофизиологического метода «детекции лжи» с применением полиграфа, а также перспективы его использования в борьбе с преступностью в качестве дополнительного средства защиты прав и законных интересов граждан, в Саратовской ЛСЭ началось производство психофизиологических экспертиз по уголовным делам. Первое заключение эксперта в лаборатории было составлено в августе 2003 года, когда возобновилось следствие по одному из «громких» уголовных дел, возбужденному прокуратурой Саратовской области по факту убийства группы лиц в ноябре 1995 года. Поскольку один из свидетелей, учитывая давность случившегося, не смог с уверенностью опознать обвиняемого, в целях установления способности свидетеля воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания, а также решения вопроса о том, опознает ли свидетель обвиняемого, как человека, после появления которого в помещении малого предприятия «Гроза» началась стрельба, была назначена комплексная психолого-психофизиологическая экспертиза, результаты которой позволили следствию убедиться в правильности выдвинутой по делу версии.
Параллельно с накоплением эмпирического материала, расширялись контакты Саратовской ЛСЭ с известными специалистами в области полиграфологии, руководителями правоохранительных органов и экспертных служб России, стран ближнего и дальнего зарубежья. При поддержке управления криминалистики Генеральной прокуратуры РФ, отдела криминалистки Генеральной прокуратуры Украины, управления судебно-экспертных учреждений МЮ РФ, департамента экспертного обеспечения правосудия МЮ Украины в 2003-2004 гг. было проведено анкетирование сотрудников правоохранительных органов, экспертов двух стран, а также полиграфологов России (в анкетировании приняли участие более 1500 человек), в целях выяснения их мнения по ряду дискуссионных вопросов, связанных с применением полиграфа в судопроизводстве. Результаты анкетирования3 свидетельствовали в пользу внедрения ПФИ в следственно-судебную практику как инструментального метода получения процессуально значимой информации. Мнение ученых4, рассматривавших ПФИ с точки зрения использования специальных знаний из ряда смежных областей науки и техники в целях решения задач, поставленных перед полиграфологом органом или лицом, такими знаниями не обладающим, было поддержано практическими работниками. 
Стало ясно, что начатая в октябре 2002 года под эгидой Учебно-методического объединения образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы5 работа по изучению возможностей и перспектив становления новых экспертных специальностей, связанных с внедрением методов психологии и психофизиологии в оперативно-розыскную и следственно-судебную деятельность, должна быть активизирована.
Членами Совета УМО «Судебная экспертиза»: Комиссаровой Я.В., заместителем начальника Саратовской ЛСЭ, кандидатом юридических наук; Нехорошевым А.Б., начальником факультета переподготовки и повышения квалификации СЮИ МВД России, кандидатом экономических наук; Шостаком Г.С., начальником Саратовской ЛСЭ, Заслуженным юристом Российской Федерации; Шухниным М.Н., начальником кафедры теории и практики судебной экспертизы СЮИ МВД России, кандидатом юридических наук, были разработаны Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», а также примерная дополнительная профессиональная образовательная программа профессиональной переподготовки специалистов для получения указанной квалификации. Государственные требования были утверждены заместителем Министра образования Российской Федерации 5 марта 2004 г. (регистрационный номер ГТППК 34/36) и введены в действие Приказом Министерства образования России № 1547 от 8 апреля 2004 г., согласно которому на СЮИ МВД России возлагалась ответственность за формирование научно-методического обеспечения реализации дополнительной профессиональной образовательной программы «Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа», а также обязанность приступить к ее реализации.
На этом этапе к решению проблем, связанных с процессуально грамотной «легализацией» полиграфа в уголовном судопроизводстве России, подключились судебно-экспертные учреждения МВД РФ. В январе 2005 года в штате ЭКЦ при ГУВД г. Москвы появился специалист-полиграфолог6, а в конце года в ЭКЦ МВД Республики Татарстан в порядке эксперимента было создано подразделение по проведению ПФИ. 
Кроме того, во исполнение выше указанного Приказа по заданию ЭКЦ МВД России коллектив авторов в составе: Иванова Л.Н., кандидата медицинских наук (Саратовский юридический институт МВД России), Комиссаровой Я.В., кандидата юридических наук (Московская государственная юридическая академия), Федоренко В.Н., кандидата биологических наук (Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков), подготовил Примерную дополнительную профессиональную образовательную программу переподготовки специалистов для выполнения нового вида профессиональной деятельности – проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа (объемом 560 часов трудоемкости). Программа летом 2005 года прошла согласование с ЭКЦ МВД России и была рекомендована к реализации Советом УМО «Судебная экспертиза». 
Поскольку в России подготовка специалистов-полиграфологов до настоящего времени велась не только в различных ведомствах по разным программам, но и силами коммерческих структур по программам, зачастую, далеким от стандартов, принятых в мировой практике, между двумя ведущими вузами страны по подготовке специалистов в области юриспруденции и судебной экспертизы - Московской государственной юридической академии и Саратовским юридическим институтом МВД России было заключено Соглашение о сотрудничестве. Предметом Соглашения стало организационное и информационное взаимодействие сторон по разработке прикладных проблем применения полиграфа в различных сферах общественной жизни и реализации дополнительной профессиональной образовательной программы «Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа» в целях обеспечения возможности использования правоохранительными органами, государственными и негосударственными учреждениями и организациями, а также гражданами помощи квалифицированных специалистов-полиграфологов. 
Сегодня на базе МГЮА силами двух вузов начинается переподготовка специалистов-полиграфологов по программе объемом 560 часов, а в обозримом будущем планируется приступить к переподготовке судебных экспертом по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа.
Время подтвердило правильность позиции тех ученых и практиков, кто на протяжении десятилетий выступал в пользу конструктивного диалога по «проблеме полиграфа». В конце 2005 года управление криминалистики Генеральной прокуратуры РФ завершило работу по обобщению опыта применения полиграфа в России, оказавшегося весьма продуктивным, а из прокуратуры г. Москвы на места было направлено письмо о целесообразности производства психофизиологической экспертизы по уголовным делам.
Оказание помощи следствию в решении практических вопросов, связанных с организацией и проведением ПФИ, взял на себя АНО «Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий» (ЦНКЭС) – экспертное учреждение, в свое время создававшееся именно в целях обеспечения производства нетрадиционных видов экспертиз по заданиям правоохранительных органов. Начиная в ЦНКЭС работу по проведению психофизиологической экспертизы с применением полиграфа по уголовным делам, находящимся в производстве органов прокуратуры г. Москвы и Московской области, мы осознавали всю глубину ответственности не только за «качество», но и за обеспечение «легитимности» практической деятельности по использованию данного психофизиологического метода «детекции лжи».
Надо заметить, что сегодня говорить о безболезненном вхождении ПФИ в лоно судебной экспертизы преждевременно. Противников придания указанному виду исследований статуса большего, чем то предполагают рамки оперативно-розыскной деятельности, достаточно много. Позиция некоторых хорошо аргументирована и заслуживает не только внимания, но и уважения. Следует признать, что практика проведения под эгидой МВД РФ научно-практических конференций по обмену опытом в области полиграфологии, ведущих отсчет с 1997 года, показывает плодотворность острых научных дискуссий. Беспокойство вызывает не критика теоретических и прикладных положений полиграфологии, в основной своей массе способствующая ее творческому развитию, а равнодушное отношение отдельных чиновников к вопросу о перспективах «легализации» ПФИ как экспертного метода.
Игнорирование потребностей следственно-судебной практики именно на этапе становления нового направления экспертных исследований способно нанести непоправимый вред интересам как общества в целом, так и отдельных граждан. Нет ничего предосудительного в том, что первыми на запросы практики, как правило, откликаются «легкие на подъем» (по ряду причин) негосударственные экспертные учреждения и организации, для которых проведение экспертиз является лишь одним из множества направлений деятельности. Однако нельзя упускать из виду, что опасность привлечения к проведению экспертных исследований специалистов с низкой квалификацией, не обладающих знаниями в области теории судебной экспертизы, имеющих смутные представления о процессуальном порядке назначения и производства экспертиз, гораздо выше в период, когда нетрадиционный вид экспертизы проходит этап становления, чем впоследствии, когда он получает «прописку» в ведомственных перечнях.
Подобный печальный опыт в мировой истории применения полиграфа не новость. Поэтому вряд ли стоит считать неожиданным появление в России среди многочисленных фирм, широко рекламирующих свои услуги (зачастую, действительно профессиональные) в сфере прикладной полиграфологии, структур, никакого отношения к профессиональной экспертной деятельности никогда не имевших, но тем не менее предлагающих проведение судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа. Утешает одно, прописав в Положении об Институте полиграфа Московского государственного университета технологий и управления статус Института как экспертного учреждения, «коллеги по ремеслу» через пару месяца вынуждены были информировать судебные и правоохранительные органы о том, что основной задачей Института полиграфа является отнюдь не производство экспертиз, а «осуществление научно-исследовательской деятельности». Их можно понять - производство экспертиз по уголовным и гражданским делам на основании постановлений и определений уполномоченных на то должностных лиц и органов существенно отличается по трудоемкости и степени ответственности от выдачи справок и заключений по предварительно оплаченным заявкам физических лиц.
В связи с этим надо отдать должное членам Федерального межведомственного координационно-методического совета по проблемам экспертных исследований, не просто выразившим озабоченность по поводу имеющих место на практике случаев производства ПФИ на низком научно-методическом уровне, но и поддержавшим позицию УМО «Судебная экспертиза» в вопросе о необходимости унификации ведомственных методик производства ПФИ. 
Следует отметить, что методики проведения тестирования на полиграфе, являющегося основным этапом ПФИ, наработанные мировой практикой, общеизвестны и апробированы в России (речь идет о порядке использования специальных знаний их носителем при проведении исследования как такового). До настоящего времени отсутствовала методика производства ПФИ как система предписаний (категорических или альтернативных), регламентирующих выбор и порядок применения в определенной последовательности и в определенных (существующих или создаваемых) условиях способов и средств решения полиграфологом экспертных задач7. Поскольку вопрос о создании такого рода межведомственной методики проведения ПФИ сегодня приобретает все большую актуальность, мы (объединив усилия с коллегами – специалистами в области полиграфологии, теории и практики судебной экспертизы) разработали Методические рекомендации по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа в ЦНКЭС, составной частью которых стала Видовая экспертная методика производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа8.
Данная Методика отвечает требованиям к содержанию Типовой экспертной методики, подготовленным совместно ЭКЦ МВД РФ и РФЦСЭ при МЮ РФ и утвержденным Федеральным межведомственным координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований 18 ноября 1998 г. Она призвана обозначить общий порядок осуществления организационно-исследовательских действий специалистом-полиграфологом не только при производстве экспертиз по заданию правоохранительных и судебных органов, но и при проведении ПФИ по заявкам иных органов, юридических и физических лиц. Очевидно, что в методиках, определяющих схему действий эксперта, в полном объеме невозможно изложить научно-методические основы производства того или иного рода (вида) экспертиз, содержание которых, как правило, раскрывается в учебниках и монографиях.9 Вместе с тем, думается, что подобные методики должны предельно точно отражать профессиональный «стандарт качества» в форме, доступной для восприятия лицами, не являющимися специалистами в соответствующей области знания. Поэтому работа по оптимизации Видовой экспертной методики производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа безусловно должна быть продолжена.
Таким образом, подводя итог изложенного, можно заметить, что в Российской Федерации накоплен значительный опыт применения полиграфа в оперативно-розыскной деятельности, судопроизводстве, при работе с кадрами. Использование полиграфа в различных ведомствах нормируется соответствующими инструкциями, сходными по форме и содержанию, идет работа над проектом Федерального закона «О применении полиграфа». Процесс внедрения полиграфа в общественную жизнь России принимает все более цивилизованные формы, что свидетельствует в пользу продолжения конструктивного диалога по обозначенной теме.

Основная использованная литература:

1.Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. – М., 1975.
2.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. – М., 2001.
3.Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. - М., 1982. 
4.Варламов В.А. Детектор лжи. 2-е изд. – М., 2004.
5.Варламов В.А., Варламов Г.В. Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации. – М., 2005.
6.Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Электрографические следовые процессы и память. - М., 1976.
7.Еникеев М.И. Общая, социальная, юридическая психология. Учебное пособие для ВУЗов. – М., 2002.
8.Зинин А.М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. Учебник. – М., 2002.
9.Зубрилова И.С., Скрыпников А.И. Психологическое обеспечение оперативно-служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел. – М., 2001.
10.Инструментальная «детекция лжи»: академический курс / С.И. Оглоблин, А.Ю. Молчанов. – Ярославль, 2004.
11.Кабаченко Т.С. Методы психологического воздействия: Учебное пособие. – М, 2000. 
12.Комиссарова Я.В., Килессо Е.Г., Перч В.О. Криминалистика + Криминалисты = Опыт борьбы с преступностью. – М., 2005. 
13.Куницына В.Н., Казаринова Н.В., Погольша В.М. Межличностное общение: Учебник для вузов. – СПб, 2003. 
14.Лабунская В.А. Невербальное поведение (социально-перцептивный подход). - Ростов н/Д., 1986. 
15.Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. / Под ред. Е.Д. Хомской. - М., 1982.
16.Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию. - М, 2002. 
17.Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. 
18.Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. Научное издание. – М., 2005.
19.Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности / Коллектив авторов. Под научной редакцией Н.А. Селиванова и А.И. Дворкина. - М., 1999.
20.Прукс П. Уголовный процесс: научная «детекция лжи». Инструментальная диагностика эмоциональной напряженности и возможности ее применения в уголовном процессе. - Тарту, 1992. 
21.Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека: Мотивационно-эмоциональные аспекты. - М., 1975. 
22.Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. - М., 1979.  
23.Фрай О. Детекция лжи и обмана. – СПб., 2005.
24.Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые аспекты). Монография. - М., 2000. 
25.Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественно-научные основы // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1(13) и 2(14). – М., 2005.
26.Хэссет Дж. Введение в психофизиологию. – М., 1981.
27.Черепанова И., Петров А., Мягких С. Детектор правды. Суггестивные технологии в творчестве полиграфолога-профессионала. – М., 2004.
28.Экман П. Психология лжи. – СПб., 2003.
29.Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т.В. Аверьяновой, Е.Р. Россинской. – М., 1999.